Воспоминания о Герое Небесной сотни Богдане Сольчанике

Богдан Сольчаник, молодой ученый-социолог, общественный деятель, преподаватель Украинского Католического Университета и один из наших лучших экскурсоводов, которому суждено было стать Героем Небесной сотни. Предлагаем Вашему вниманию воспоминания о Богдане его коллеги и товарища Николая Майданского, которые записал Даниил Ильницкий, а также воспоминания, присланные туристами.

Николай Майданский познакомился с Богданом в туристической фирме «Видвидай», куда каждый из них пришел своим путем: Сольчаник – как историк, Майданский — краеведед и географ, но оба ощущали необходимость поделиться своими знаниями с другими людьми и желали чаще контактировать с новыми лицами. В то же время, это и возможность много раз ездить и возможность снова видеть памятники архитектуры, а также наслаждаться ландшафтами родной земли.

Именно об этом воспоминания Николая Майданского — эколога, краеведа и экскурсовода, общественного деятеля, который в свое время работал в Обществе охраны памятников истории и культуры Украины, Галицком национально-природном парке, а затем был одним из специалистов научно-исследовательских тем на географическом факультете ЛНУ им. И. Франка и в Институте экологии Карпат НАН Украины. Николай Майданский долгое время был депутатом сельского совета в Сокольниках, где живет, однако, в последние годы он отказался от депутатства и сосредоточился на сотрудничестве с туристическими фирмами.

Разговор Даниила Ильницкого с Николаем Майданским состоялся 24 мая 2014 в Сокольниках. Господин Николай, по словам автора, — один из завораживающих и, одновременно, самых структурированных рассказчиков. Совсем не удивительно, что с ним любил общаться Богдан Сольчаник, считая его своим наставником и другом одновременно. Таким наставником, который учил его и сам учился у него, а это редко бывает, даже и в университете. Предлагая этот рассказ читателям, хотелось максимально сохранить тон этого разговора, если, конечно, внимательно-молчаливое слушание и сопереживание считать своим участием в диалоге. Хотелось сохранить последовательность и характер изложения, а также сохранить лексику.


Это — текст-экскурсия, цель которой — передать атмосферу и контекст идей и среду в которой работал Богдана Сольчаник в последние годы.

Автор выражает благодарность Петру Чернию, Вере Гой и Ирине Щвец за помощь в подготовке текста.


В подборке фотографий из харьковской поездки 2006 года меня (на фото М. Майданский — «Z») больше всего поразило фото Богдана. Имею в виду фотографию, где он без бороды, без усов … Я что-то никогда Богдана таким себе не представлял. Здесь видно, что это бойко. Хотя, как ни странно, на этом фото он совсем молодой, а выглядит достаточно зрело. Внешность будто бы еще юношеская, но глаза, лицо, взгляд уже вполне серьезные, взрослые. Я его больше привык видеть небритым, с бородой или с космами, такими кудрями … Здесь, на снимке, он увлеченный, радостный, позитивный. Это человек — как ангел, что тут говорить … Что ж, он среди лучших людей, действительно воин света, потому собой нес в себе свет. Просто очень приятный, светлый, красивый, добрый, любознательный, интересный, справедливый человек. Все лучшие слова, которые только можно сказать, касаются Богдана. Не видел, чтобы он был зол. Конечно, по-разному бывает. Но если даже случалась неприятность, то он, как и все украинцы, мог выйти из этого с юмором. Иногда случалось такое …

Но, прежде всего — как мы познакомились? Нас познакомил Игорь Губилит. Он в основном занимается туризмом, но кроме этого, общественный активист и является соучредителем Института общественного лидерства, а также многих молодежных организаций. Вместе с единомышленниками они писали книги об инициативности, проводили различные тренинги по лидерству … Это все рассказываю для того, чтобы стало ясно, в каких организациях участвовал Богдан и как мы с ним пересекались.

Так вот, такой колоритный человек, как Губилит, занялся туризмом. Автостопом объездил пол Азии, и в итоге решил, что самое лучшее — это путешествовать по Украине. Он основал туристическую фирму «Видвидай» и успешно реализовывает свою идею, я бы сказал, даже очень успешно. В определенный момент стало ясно, что поток туристов становится насколько большим, что один-два-три человека не справляются их возить. Есть желающие ехать, а некому их сопровождать. Значит, надо привлекать новых работников.

Однажды я рассказывал туристам «Видвидай» про Кугаевскую церковь (Наталья Васильевна Смоляная, директор музея-усадьбы Устияновича в селе Вовкове, посоветовала им ко мне обратиться). Едем от Сыхова к Старому Селу … Я говорю: «А чего Вы ничего не рассказываете?» — «А Вы что-то можете рассказать интересное?» — «Да тут за окном полно интересного …» — «Ну, говорите …» я давай говорить … Словом, в Старом Селе я уже проводил целую экскурсию. Они высоко оценили мои знания и начали меня приглашать вести экскурсии. А потом оказалось, что все равно мало людей для того, чтобы возить туристов. И причем, не только чисто экскурсоводов, но также ґидов, которые занимаются организацией поездки: собирают деньги, обзванивают людей, организовывают поселение, питание. Ну вот … Долгое вышло вступление, но сейчас будет вырисовываться картина.

Вот однажды Губилит решил сделать курсы для будущих экскурсоводов, для всех желающих независимо от возраста: молодых, постарше, всех, кто хочет … Был серьезный отбор, задавали различные вопросы. Присматривались, насколько человек является харизматичным, будет ли туристам с ним интересно. А также насколько он практичен, чтобы решать все организационные дела. Поэтому собрали много людей, где-то 30 человек, для которых я должен был проводить лекции. Это был цикл лекций (или курсы) о Львовской области: природа, история, общие вопросы. Был там и Богдан. На каждом занятии слушатели писали тесты, поэтому понемногу люди отсеивались.

Богдан был из тех, кто писал лучше. Это были, наверное, для него новые сферы, то есть природа, ландшафты, но он очень внимательно все слушал. Собственно, моей целью было показать связь: что история творится не в абстрактном пространстве, а на нашей, конкретной земле, и эта земля имеет такие вот природные особенности, из которых вытекают различия в способах хозяйствования, образе жизни людей, а, следовательно, это влияет на их культуру — как материальную, так и духовную. Богдану это было очень интересно. Он ставил вопросы. Когда речь заходила о природе, то не могу забыть, как он смотрел — ему было интересно, он хотел познать что-то новое.

А когда речь шла об истории, тогда порой он ставил острые вопросы. Однажды наши с ним оценки какого-то события в ХХ веке разошлись, и видно было, что это его немного задело, потому что — какая-то новая оценка той проблемы … Правда, не помню, о каком именно событии шла речь.. Мы не то чтобы поспорили, но я так понял, что у него было другое мнение, и он не то чтобы негативно отнесся к моему, но, услышав альтернативную оценку события, он очень хотел выяснить, как на самом деле должно быть. Меня поразило, что это не касалось повседневной жизни, заработка, это касалось оценки какого-то древнего прошлого — и ему это было не безразлично.

Ближе я познакомился с Богданом осенью 2012 года … Губилит давал немного всем стажерам ездить, чтобы они могли практиковаться. Однажды мы поехали на Волынь. Когда уже возвращались во Львов, у меня забрали микрофон, чтобы я не перегружал туристов информацией, и я пошел на «ґалерку». Там был Богдан, и мы много говорили! Причем, я разные темы подымал, а он с таким увлечением это все слушал! С восторгом ребенка, с восторгом, что есть какая-то новая информация, может, чуть необычная … Действительно благодарный слушатель, причем внимательный … Я не рассказывал академических вещей, а скорее рассказывал общую историю через историю своей семьи, через историю моего деда — как это было. А ему, как историку, наверное, это было важно. Ведь большая история творится на основании историй каждого человека, каждой семьи. В этом мы сошлись. Я в его возрасте, а то и в младшем, с таким же восторгом слушал, да и сейчас, конечно, мне интересно, когда кто-то рассказывает историю своей семьи, которую я автоматически сравниваю с историей своей семьи … Я не знаю, есть ли какой-то специальный раздел исторической науки, который, собственно, изучает историю каждого рода, это была бы замечательная вспомогательная дисциплина: вот было так, были тяжелые времена, были радостные времена, но как это переживали люди?

С Богданом было очень интересно общаться. Он охотно слушал, с восторгом и радостью реагировал на, казалось бы, обычные для других слова: ему интересно, он стремился постоянно к новым знаниям и был счастлив, когда узнавал что-то новое. Или даже так: он не думал об этих вещах, а сейчас узнал и оказывается , что это очень интересно. Незабываемо, когда человек с таким удовольствием воспринимает твои слова. Для экскурсовода, вообще для преподавателя, это супер, это тебя окрыляет. Богдан — как раз такой слушатель, который окрыляет собеседника. И товарищ он такой, что всегда пригодится в жизни.

В другой раз мы были где-то на Закарпатье, может в замке Шенборнов. Я взял разные дубовые листья и рассказываю: это такой дуб, это такой, это такой вид, он имеет такую ​​особенность, а этот такие свойства. Был там, наверное, и Богдан, потому что потом оказалось, что когда он приехал во Львов, то рассказал Губилиту, как Майданский взял 4 дубовых листочка и показал разницу между ними всеми. Он с таким восторгом говорил, а я даже не думал, что это вышла какая-то мини-лекция, ну просто показал, чем одно дерево отличается от другого, и не думал, что это вызовет такой интерес и восторг у человека, который, вообще то является историком и социологом.

И вот понемногу закончились курсы, пришла пора браться за дело. Для меня большая честь, что первый раз, когда у Богдана была серьезная работа, я поехал вместе с ним. Это был тур «Закарпатье не для всех», позже он стал называться «Местами Карпатской Украины» (хотя «тропами …» звучало бы лучше). Есть стандартные, сыро-винные туры, на них едут тысячи туристов, а есть такие, которые менее раскрученные, но не менее интересные. Так вот, этот тур относится к другим. Здесь и Грабивница, и венгерские форты, и Колочава, и Теребля-Рицкая электростанция, и Хуст, и замок, и «Красное поле», и затем Лисичево, где водяная кузница «Гамора». Особенно интересным является село Колочава, это действительно клад. Если на кого-то надо равняться — то на Колочаву. Горное село, где вообще — край земли, тупик, дальше нет цивилизации, дальше уже Горганы, а здесь — 20 памятников, 10 полноценных музеев, скансен вместе с узкоколейной дорогой. Это невероятно: забитое горное село, где еще в 1925 году опришки во главе с Николаем Шугаем бегали с фузеями (т.е. уровень цивилизации, как в 18-м веке), село, где живет около пяти тысяч жителей, но как они ценят свою историю!

Мы поехали маленьким автобусом: это тур действительно не попсовый, а для фанатов, хотя его следует раскручивать, ведь он очень познавательный. Вот мы поехали с Богданом. Он был ґидом, решал организационные вопросы, а я рассказывал. После окончания дневной экскурсии, когда вечерело, мы выехали на Синевирский перевал (сложный перевал!). И музыка какая-то была очень в тему, при луне … Незабываемо: маленький автобус, человек 20 — не больше, и такая музыка, и перевал, когда луна светит, — вообще красота. Потом мы спустились в Межгорье, а в Межгорье — тучи … Темной ночью мы приехали в частную гостиницу. Надо всех размещать, и Богдан это должен делать впервые. А там номера не все одинаковые, словом, какие-то, как часто бывает, бытовые проблемы. И Богдан это все должен разруливать. Но он справился с тем первым расселением, хоть были какие-то нарекания, но он говорил так: «Ну, а что я сделаю? Я сам здесь первый раз … ».

После того, как каждый вселился в свой номер, мы просматривали, газету, которую издают в селе … А оттуда, из Колочавы, родом Станислав Аржевитин. Его родители- учителя, которых прислали сюда после войны, когда Закарпатье присоединили к Союзу, а сами они родом с востока Украины. Там все бойки маленькие, а Аржевитин — такой казак, на две головы выше всех. Он очень много для села сделал, занимается бизнесом, собственно, дал много средств на развитие села, это действительно положительный пример. Но какие бы деньги кто не давал — если бы село его не поддержало, то ничего бы не было. Помню, что Богдан знал об этом Аржевитине, и мне еще кое-что рассказал. Мы сидели внизу в отеле, там был такой холл, где и дети играют, где и поужинать можно, кофе выпить, и где мы интересно пообщались с туристами …

На следующий день утром сгущались тучи. Межгорье, райцентр, полностью в тумане, ничего не видно за сто метров. Мы в том облаке едем, едем, а потом под облако спускаемся, облако на высоте 20 метров над нами, и там — Теребля-Рицкая ГЭС. Нас туда пустили, провели экскурсию. Там очень интересно: одна река — Теребля — течет на 200 метров выше, чем другая — Рика, а текут они параллельно, расстояние между ними три километра, и между ними хребет. Кто-то еще в Чехии придумал пробурить тоннель и пустить из одной реки воду в другую, и за счет разницы перепадов высот, вырабатывается огромная кинетическая энергия, которая вращает турбины. Через гору идет тоннель, затем труба и, кажется, что она выходит просто из облака, потому что облако-то низко над головой!

Затем мы поехали дальше, в Хуст, где полезли на замковую гору — в прямом смысле полезли. К нам присоединился Борис, местный краевед. Но он встал и говорит: «Меня так нога болит, не хочу туда лезть». Тем не менее, лезем-лезем по крутой дороге, а потом он говорит: «Да так долго обходить, пошли напрямик!». А там вулканическая сопка, и чем выше, тем круче. И тот старый Борис, как пошел, как полез, а все пыхтят за ним, карабкаются — и бабушки, и молодые, и все в гору лезут. Как вскарабкались, а он и говорит: «Да просто нога болит, я не хотел обходить далеко». Поэтому и полез почти вертикально. Богдан тоже с восторгом поднимался. Я был в Хусте, но не был на замке. И это мы как раз с Богданом вместе и поднялись на Хустский замок.

А потом мы пошли на «Красное поле», где помянули героев, которые защищались от венгров, напавших на Карпатскую Украину в марте 1939 года. Там очень близко сходятся горные хребты, и Тиса прорывается между этими горами и выходит с Карпат на равнину. Здесь получается такая горловина, что ее никак не обойти: венгры с той стороны реки, а наши с другой целый день держали оборону и, как те спартанцы погибли в героическом сражении. Затем с «Красного поля» мы поехали в Лисичево на водяную кузницу «Гамора», а потом, когда возвращались, я включил лемковскую музыку, потому что это уже была территория Лемковщины.

Есть такая традиция в фирме «Видвидай» — после каждого тура туристам раздают анонимные анкеты где задают вопросы: ваше впечатление от путешествия, что вам понравилось, что не понравилось, что вас заинтересовало, что нет, как отель, как водитель, как автобус, как экскурсовод (один, второй, третий, всех названо), как музыка, как еда, куда бы вы еще хотели поехать? Когда мы выезжали из Закарпатья, выехали на ровную Мукачевскую трассу, и еще не совсем стемнело, то Богдан говорит, что так и так, вот такая анкета и сказал туристам: «Пожалуйста, тех людей строго не судите, потому что сегодня у меня дебют »… А я не знал, что он первый раз едет, и меня его слова очень тронули.

Весной 2013 года мы поехали в Каменец-Подольский. Это была сборная группа со всей Украины. И что мне запомнилось: мы выезжали 8 марта, а я немного резко относился к этому празднику, у нас он здесь не в почете. И думаю: что-то сказать, промолчать или как? И, с одной стороны, женщины хотят, чтобы их поздравили, а с другой стороны — я что-то не был настроен это делать. Потому что у нас крайности: либо надо поздравлять, потому что так принято, хотя никто про Клару Цеткин не думает, но хотят, чтобы их поздравляли. А другая часть не хочет, чтобы их приветствовали, и мужчины тоже не хотят поздравлять.

Богдан после вступительного организационного слова говорит: сегодня у нас 8 марта, Международный женский день. И несколькими предложениями так грамотно сделал мини-экскурс доступным и понятным языком: откуда взялось празднование 8 марта, и что коммунисты к нему не имеют никакого отношения. Не они его придумали, а это было гораздо раньше, была демонстрация в Америке в 1850-х годах, когда еще призрак не бродил по Европе. Он поздравил всех женщин, и изложил это кратко и содержательно, и мне жаль, что я не записал его речь, потому что это был прекрасный пример, как человек говорит лаконично и убедительно. Видно, что он над этой проблемой работал, думал, что сказать и как сказать. Была исчерпывающая аргументация. Я даже сам удивился. Думаю: вот молодой человек! И все, кто его слушал, наверное, были довольны тем поздравлением, или скажем так: это было поздравление вместе с историческим экскурсом.

Это человек, о котором можно снимать кино. Вот как общаешься с ним, и если бы на голове была камера, которая записывала разговор, то был бы готовый сценарий для кино. Богдан, с одной стороны, положительный, интересный (и внешне, и внутренне), а с другой стороны, все делает серьезно, основательно, начиная от подсчета денег, заканчивая тем, что рассказывает людям. Он и выслушает, он и поможет, то подскажет, где-то пошутит, просто даже улыбнется: такой доброй улыбкой, в глаза посмотрит, а они такие черные, брови такие лохматые. Действительно, харизматичный человек без всяких хитростей. Он мог бы быть героем экрана, даже ничего не придумывая, просто, будучи собой.

На второй день мы должны были ехать в Хотин, а затем в пещеру в Крывче. А в Хотинской крепости после празднования 8 марта было глухо, никого не было. Только сторож, и тот пьяный — а это музей, национальный заповедник. Хотя это не входило в мои обязанности, но я провел там экскурсию. Богдан договорился, чтобы нам хотя бы открыли вход на территорию. Я там все показал, насколько хватало времени. Потом двинулись мимо села Окопы на Крывче. Когда мы выехали с Хотина, была пасмурная погода, темно. А там, на Тернопольщине — перепады высот — овраги, каньоны, пропасти. Тернопольщина — это плато, это Подольская возвышенность. И так интересно — каньоны глубокие, и если ясный день, то видишь, какие они большие, а если облачный день, бывает, что внизу туман и ты не видишь дна, или, наоборот — в каньоне внизу нет облаков, ты под ними, а вверх поднимаешься, то идешь в облака.

Вот так мы и ехали … Богдан включил музыку, сел и говорит: «Господину Николаю не давайте говорить, пусть туристы переварят ту информацию, что он изложил, давайте, может, что-то послушаем …». И Богдан включил караоке. А оказалось, что это караоке — известные украинские песни, такие как «В саду гуляла, цветы собирала» и подобные, в медленном темпе, чтобы можно было подпевать. На том диске было, кажется, написано « для пения, а не для слушания». И действительно получилось так, что тот диск мы выключили и начали петь сами. Быстро темнело, потому что это была ранняя весна, я сидел и пел по микрофону стрелецкие песни, в конце мы все вместе пели. Классно было … В той поездке я познакомился с мужчиной и женщиной из Одессы — Эдиком и Леной. Мы разговорились, и Лена говорит: «Вы, наверное, уже давно знакомы со всеми этими людьми, часто ездите вместе». А я говорю: «Да нет, я 90 или вообще 99% людей сегодня первый раз увидел». — «А почему же все знают слова песен? Мы, например, «Несет Галя воду», конечно, тоже знаем, но столько песен и все их знают! Мы удивлены! ». А еще они спрашивали: «А вот Богдан — он еврей?» Говорю: «Да нет, он бойко». — «Знаете, вот у нас в Одессе такие евреи, точно такие черты лица у них». А он такой черный, лохматый, еще и бороду запустил, глаза черные, брови густые. Говорю: «Да нет, он бойко, из Старого Самбора, там такая этнографическая группа есть, они сохранили многое от кельтов».

В какой-то момент мы уже перестали ездить вместе с Богданом, очень быстро директор доверил ему ездить самому. Богдан пошел на полную ответственность — и материальную, и содержательную, и организационную. Он уже и деньги считает, и рассказывает, и в телефоне, и каждому должен угодить, и еще музыку крутить. Организационно это сложно. Особенно, если еще автобус большой — 50-60 человек. Хорошо, когда все хорошо, а когда какой-то сбой – то со всеми проблемами надо справляться. Не раз надо было и пошутить … Бывало такое, что когда рассаживаешь туристов в автобусе, то один хочет там, второй хочет здесь, третий хочет еще где-то, и порой бывает, что ссорятся на этой почве. И обращаются к руководителю группы: «Руководитель, почему вот так нас рассаживают?» А Богдан говорит: «Так я ничего не делал, это компьютер так распределил». Все замолчали … Вот с таким юмором он мог выйти из ситуации. В другой раз, когда Богдан впервые сам поехал по местам связанным с Карпатской Украиной, к этому времени там должны были расцвести крокусы. А они не расцвели! Пришлось выкручиваться. А еще кому-то плохо стало в дороге, или машина испортилась, или какой отель не такой дали — одним словом, были разные приключения в дороге. Туристы спрашивают: «А где же мы ночевать будем?». А он решил пошутить и сказал: «Да будет сейчас какая-то дыра». Все приуныли, подъезжают ближе, а там шикарный отель. Богдан и говорит: «Ну, хоть что-то хорошее, видите?».

Поэтому Богдан со всем справлялся. Он очень способный ученик. После одной совместной поездки вторую он уже мог вести сам. Он настолько все осваивал быстро, хорошо, качественно! Богдан особенно любил поездки в Каменец-Подольский, и еще спрашивал меня: «Вот, господин Николай, может у Вас есть что-то о Подолье, так бы мне хотелось почитать». Я подумал, что у меня есть толстая книга о городе Теребовля. Планировал принести ее Богдану, но так все закрутилось, что я этой книги так и не принес ему. Теперь жалею …

Он любил делиться своими впечатлениями. Это настолько интересно у него получалось, что когда слушаешь, то сопереживаешь и ждешь, что же будет дальше. Потому что не знаешь, как дальше повернется рассказ, но знаешь, что дальше будет еще интереснее, что — то, неожиданное, или ожидаемое, но в такой интерпретации, что будет непременно увлекательно. Или простые, или сложные ситуации Богдан умел красиво подать.

Затем мы виделись преимущественно перед началом путешествий летом 2013 года. Я еду с одними туристами, Богдан — с другими. Видел его часто с Марией Погорилко. Я знаю ее маму, она работает в областной администрации в отделе туризма, очень трудолюбивая, креативная, творческая личность, словом, наш человек, настоящая украинка. Богдан уже планировал устроить свою личную жизнь, а потом эти события начались, и все отложилось. Должны были пожениться, но так и не сложилось …

Но до этого в «Видвидай» начались новые курсы — по Закарпатской области. Мне поручили читать лекции. Богдан на них не ходил, потому что занимался своими наработанными маршрутам. Но, кроме курсов, были какие-то тренинги, и я видел Богдана в офисе, даже незадолго до всех событий на Майдане и даже во время революции. Он всегда радовался встрече, был очень приветлив и открыт, было видно, что неподдельно радуется.

На курсы ходил его брат — Степан. Выглядел он старше, коротко подстриженный, без бороды, без усов, но, как и брата, его все захватывало, интересовало. Им обоим было так интересно, что Старый Самбор — это Бойковщина. «Да — говорит Богдан, — у нас там никто этого не знает, уже все забыли». Забыли, но гены то не убежали никуда! Просто надо это возрождать. Когда директор туроператора « Видвидай» Губилит выдал карту Бойковщини, то Богдан был удивлен, говорит: «Почему нас сюда включили? Мы же не там ». Я же ответил: «И почему нет, я считаю, что даже Добромиль — это Бойковщина».

Коли почався Майдан, то всі їздили туди, хтось більше, хтось менше. З Богданом в Києві я не перетинався. З іншими працівниками «Відвідай» зідзвонювалися і старалися триматися купи, їздили вахтовим методом. Богдан організовував багато всього у Львові. Я бачив його не раз по телебаченню — водили до залізниці пікет чи ще кудись йшли зі студентами. Не раз його бачив, так би мовити, у перших лавах. І з мегафоном. Я ще подумав: о, який Богдан активний! Він тоді трохи змінив зачіску і носив таку «ґулю», як японці носять, — жмут волосся, зав’язаний, як у самураїв. Трохи імідж змінив, і наче подорослішав, серйознішим став. Ще з літа пам’ятаю, як він почав чуб завивати.

Когда события на Майдане развивались, я только один раз видел его мельком в офисе и на улице, когда он шел с Марией, а еще раз — по телевизору, когда он организовывал пикеты. Затем, когда людей в Киеве начали избивать, был такой момент, что отменили поезда со Львова в Киев. И был организован поход к управлению железной дороги. И я увидел, что всех ведет Богдан.

Февраль был жутким. 18-го мы с коллегой поехали по делам, а на обратном пути заехали в Унивскую лавру. Был прекрасный день, такое небо, солнышко, а по радио передавали о тех ужасах, что творились в Киеве. На второй день что-то вроде успокаивалось, а вроде и нет … 20-го — в тревоге, непонятно, что там творится, что будет дальше. Уже будто наши пошли в наступление, будто отступили эти ВВшники. И будто бы солнце было, но какое-то такое желтое, воздух казался таким едким, как и подавленность в атмосфере чувствовалась. Я еще не знал, что творилось в Киеве на третий день. А тогда противостояние достигло пика — избивали очень жестоко. Это уже третий день того напряжения, той неопределенности, непонятной информации – что и где творится.

Звонит мне с работы Марийка Михайлюсь и говорит: «Николай, нашего Богдана убили». Это было такое отупение. Странная у меня была реакция. Вроде того, что там массово убивают, уже до меня дошло, и я внутренне уже был готов воспринимать такие ужасные новости … Спрашиваю — когда? Марийка плачет …

Под вечер пик событий миновал, но не все еще осознавали, что произошло. Или — там уже осознали, а здесь еще не дошло — сколько убитых, а сколько раненых!

Через несколько дней привезли ребят, в том числе и Богдана. Я не успел прийти попрощаться с ним в Иезуитский костел (Храм Святых Верховных Апостолов Петра и Павла), но на следующий день мы поехали на похороны в Старый Самбор, было три или четыре автобуса со Львова. С нашей фирмы поехали все. Сколько там было людей, это не передать! Конечно, я видел гораздо больше людей одновременно в одном месте — но чтобы на похоронах, такого не видел. Несли Богдана под звуки «Герои не умирают». Целый городок. И такое впечатление было, что целый район приехал. Богослужение было впечатляющим, очень достойно провели Богдана, с большим уважением. Действительно, как героя …

В церковь его несли на руках. Там, где эта церковь стоит — старинная, красивая, — раньше был замок, когда-то здесь жил самборский епископ. Я таких похорон никогда не видел: полная церковь и полный двор людей и на близлежащих улицах – люди, люди! Служили литургию, отец говорил проповедь, вспоминал о Богдане со школьных лет: что это был активный, интересный парень, который отличался с малых лет своей любознательностью, чувством справедливости.

Затем Богдана понесли, но не на общее кладбище, а чуть выше — на вершину горы, где перезахоронили повстанцев, и Богдана похоронили вместе с ними, с героями. Священник сказал, что еще в начале 1990-х годов отец Богдана сажал калину на этой горе, но не думал, что сажает ее на будущей могиле сына. Когда похороны закончились и все стали расходиться, я увидел, сколько здесь было священников — они все шли и шли. Иногда на похоронах столько людей не бывает, сколько здесь священников было — десятки отцов, еще и с епископом!

Дружба бывает разная. Есть такие друзья, как братья. Хотя мы с Богданом редко виделись, но это всегда были приятные, полезные, уважительные встречи — как с коллегой по интересам и по мировоззрению. Это были встречи, которые обогащают. В моей душе он не умирает … Действительно, герои не умирают: они на небе за нас молятся. Мне очень приятно, что знал Богдана, я благодарен Богу, что дал нам такого человека … Не могу сказать, что для меня Богдан был просто приятелем или знакомым — он был другом. Таким, что поддержит, посоветует, выслушает … Теперь уже с небес …

Информация взята с https://zbruc.eu/node/32956

Туристы о Богдане

Очень спокойный и приятный парень, в свое время ездили с ним в Закарпатье (Местами Карпатской Украины). Очень внимательный, позитивный, умеет принимать волевые решения и идет на встречу просьбам туристов. Никогда никого не подгоняет, но умеет всех собрать в нужное время в автобусе. Лично у меня не было бы терпения так легко созвать 30-40 «фотографов», и с улыбкой встречать последних!!!. Я от природы достаточно придирчивая особа, но Богдану могу поставить твердое 5+, потому что он показал себя с хорошей стороны, как в обычных, так и в критических ситуациях. Всем, кому повезет попасть в группу господина Богдана, могу сказать одно — экскурсия удалась!!! По моему мнению, это один из лучших экскурсоводов в «Видвидай».

Роман, 01.07.2013

Слава Герою Украины! Имели возможность быть на экскурсии 8 марта 2013. в Каменец-Подольском под руководством Богдана. Скажу одно — это путешествие разбудило во мне настоящую любовь к нашей великой, богатой Украине, благодаря работе Богдана. Это настоящий патриот, добрый, заботливый, хороший, славный человек. После этого путешествия захотелось узнавать нашу страну больше и больше, любить ее еще сильнее. Спасибо тебе Богдан за то, что дал нам эти познания, которые вдохновляют нас и в дальнейшем. Слава Герою Украины!

Наталья, 22.02.2014

В июне 2013 (в День Конституции) с дочкой была в Вашем 2-дневном туре «Каменец-Подольский-Хотин-Днестр». Сопровождал ее незабываемый проводник — с колокольчиком, в вышитой сорочке и джинсах, с сережкой в ухе и темно русыми кудрями. Поездка была очень содержательная, наполненная историческими фактами, размышлениями о судьбе украинцев, их государстве, о неотвратимости войны с Россией. Сколько было эмоций, споров! И его утверждение: «Умереть за Украину – не худшая смерть». Все были восхищены этим молодым человеком. Его звали Богдан. А полгода спустя, в 20-х числах февраля 2014 года возле памятника Кобзарю во время панихиды узнала на фото этого Героя — Героя Небесной Сотни — Богдана Сольчаника. И вдруг все стало понятно — погибают лучшие люди, для кого слово и дело — единое целое. Вечная слава Героям … Герои не умирают.

 Либа Оксана Мирославовна, 27.09.2016

(Visited 26 times, 1 visits today)
Поділитись з друзямиEmail this to someone
email
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on LinkedIn
Linkedin
Pin on Pinterest
Pinterest




2 отзывы в “Воспоминания о Герое Небесной сотни Богдане Сольчанике
  1. Подорожували з Богданом Сольчаником у турі » Місцями Карпатської України»,було видно,що він захоплений історією рідного краю,має глибокі знання,а також дуже просто і доступно розповідає.Ця мандрівка запам’яталась назавжди…Дякую,що не забуваєте Богдана,адже Україна є державою саме завдяки таким героям!
    З повагою Ольга Сторож.

  2. А на голові в Богдана, на одному з фото, вінок з ромашок, який плела я на Трійцю. Радісні спогади)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.